Супер свадьба в самарканде на

Майские праздники 2013 г.

самарканде

Меня зовут Денис (Disnney), жена Настя. Я постоянно имею автомобиль с 16 лет, в данный момент их даже два: Иж пикап — суровый и беспощадный, но необходимый и Мазда фамилия — достойный, надежный, ничем не примечательный автомобильчик. Ездим за рулём оба, но путешествовать предпочитаем АВТОСТОПОМ.

Думаю, что разместить свой рассказ на любимом сайте допустимо, т. к. путешествие проходило в основном на автомобилях, со многими водителями велись задушевные разговоры, попадались и перегонщики, перегонявшие не японку из Владика в европейскую часть России, а узбеки из Андижана в Самарканд, и дальнобойщики, и маршруточники.

Наша философия путешествий такова, что нужно наслаждаться дорогой, общением с аборигенами, посещением не замыленных мест, а укромных уголков, где бывают в основном только местные жители. Автостопным способом пройдено немало километров, были поездки на Байкал, в Абхазию, Украину, Заполярье. Автостопный способ передвижения прельщает своей бюджетностью — не нужно думать о бензине, запчастях, надёжности автомобиля, один камешек, вылетевший со «встречки» в лобовое стекло иномарки, может полностью перекроить бюджет и планы путешествия. В персональном автомобиле сложно пообщаться с местными жителями, которые могут устроить на ночлег, накормить и показать прелести своей малой родины.

Маршрут планировался за полгода, бюджет поездки порядка 30 000 руб. Транспортное средство для перевозки багажа — рюкзак на 120 литров объема. С собой брали палатку, спальники, но они практически не пригодились.

26 апреля

Пятница, 17:00. Выходим из дома, предварительно испробовав «1000 и 1 способ сложить рюкзак». Денис отчаянно хотел его ушить, дабы меньше вошло, однако, попробовав запихнуть 3-местную палатку, 2 спальника, 2 пенки и плюсом еще кучу шмоток, понял, что его хитропопый план не удался. Печаль.

На удивление, оба рюкзака оказались вполне себе носибельными. Наш паровоз из Кирова на Екат отходит в 18:40, нам достались верхние боковухи, не рядом — но это некритично, т. к. в поезде нам только переночевать — в Екате мы будем завтра уже в районе 8 утра. День гулять, и в 10 вечера вылетаем в Ош.

ЗЫ: сейчас 18:11, сижу в Кирове на вокзале, рядом сидят как раз товарищи-азиаты, говорят что-то по-своему, вот и отпуск начался )))

Сели в паровоз, Денис напичкал меня таблетками (я болею), и сразу уложил спать. Нда, навыки сна в паровозах у меня утратились напрочь, относительно прошлого путешествия (по побережью Украины) — я всю ночь просто валяюсь, слушая сопение соседей и стук колёс.

27 апреля

Встаем в 7 утра. Вышли в Екате в 8:26 по Мск, по местному 10:26. Погода, мягко говоря, не очень — пасмурно, мерзопакостный мелкий дождик, унылая серость…

Большой рюкзак кидаем в камере хранения вокзала, и идем шататься по городу. Нашли ту самую «клавиатуру», которая зимой никак не хотела отыскаться. Она оказалась на другом берегу реки Исеть относительно того, где мы шатались. Из-за мерзкой погоды, мы ограничились её снимками издалека =)

Купили газовый баллон, который забыли приобрести в Кирове. Местные нам показали огромный 3-этажный рыболовно-охотничий-туристический магазин, на вид очень пафосен и недоступен простым смертным, а по ценам вполне себе ничего — баллон обошелся как дома — 110 руб. Однако, рюкзак мы там не поменяли. Они стоили по 7-8 тыс. руб., а это почти весь наш отпускной бюджет =)

Еле догуляв по сырому городу до 16 по местному, вернулись на вокзал. К этому времени дождь стал особенно мерзопакостным. Эххх, Екат-Екат... Не везет мне на тебя — то морозит адово, то мочит безжалостно =)

На маршрутке, которые ходят прямо от вокзала каждые полчаса, приехали в аэропорт Кольцово — наконец-то чисто, сухо, и тепло =)

Прошли регистрацию (тётки-операторы ну оооочень медленные), паспортный контроль, досмотр. Вообще, хреновое отношение сотрудников аэропорта к пассажирам рейса с гостями из южных республик четко ощущается =) Сели в зал ожидания, и тут Глас Свыше молвил, что наш самолет откладывается, и вылетит не в 22:00 а в 23:40 =( Ну ничего, значит, меньше будем ошиваться в ожидании утра в аэропорту Оша.

28 апреля

В итоге, наш рейс откладывали еще пару раз: до 00:10… потом до 00:30… и до 00:50 =) Чес-слово, начали ставить ставки — полетим или нет.

Администрация аэропорта усовестилась и извинилась перед нами халявными прохладительными напитками =)

Наконец, объявили посадку — толпа малых народов хлынула к обозначенному входу, сметая на своём пути оторопевшую девочку-менеджера =)

Как ни странно, малые народы совсем не знают, что такое очередь... Вот абсолютно! Никак. Прут сразу всей толпой, и со всех сторон.

Войдя в самолет, обнаружили, что нам достались самые кошерные места — рядом с эвакуационными выходами — относительно других мест, здесь просто куча места для ног! Естественно, моё место у окна было занято чересчур хитропопым киргизом, пришлось сгонять, предъявив билет =) (Ёжкин кот! Да это ж международный конфликт!)

Летели где-то 2-2,5 часа. Денис дрых без задних ног — даже не почуял, когда бортпроводники начали разносить напитки.

Я троллю бортпроводников и экстренно прошусь, пардон, в кабинет отдыха (а самолет начал активно снижаться: «Низзя! Ахтунг! Стены запачкаешь!»). В итоге я туда все-таки попадаю, и скажу я вам — это то еще приключение, самолет нехило колбасит, как и меня.

Вернулись с облаков на эту грешную землю (а именно — в Ош) где-то в районе 4 утра.

Как только ступаешь на территорию аэропорта Ош, сразу чувствуется огромный контраст между Екатеринбургским огромным мраморно-стеклянным терминалом и маленьким, обшарпанным Ошским. Лампочки «Ильича» — и те через раз — в большинстве случаев интимный полумрак, облупившаяся краска со стен (чес-слово, вспоминается моя сельская школа), туалеты а-ля «вокзал» — вмурованная железная «утка» в полу.

Процедуру «приема» прошли довольно быстро. Денис принимал большой рюкзак из багажных машин — говорит, много сумок было вскрыто. Нашу не тронули — видимо, «шерстят» только своих — а в бэги, на которых ярлычок с иностранным именем, не ползают. Пока сидели в зале ожидания, подошел мужичок, подарил нам 2 местные симки Билайна. Круто! Теперь у нас есть халявная местная связь.

Засунули карту в банкомат, обналичили 2 с небольшим тысячи сом (курс к рублю 0,66). В аэропортной кафешке выпили чайник черного чая и съели тортик — все это добро обошлось в 40 сом (на наши деньги примерно 26 рублей). И это стоит помнить о том, что общепит в аэропортах обычно один из самых дорогих. Ыыыы!! Мы богаты!!! На наши «скромные» по русским меркам отпускные, мы тут выкупим полстраны. Му-ха-ха-ха!!!

Где-то в районе 6-7 утра выезжаем на маршрутке № 107 в город, едем до «базара» — проезд стоит 8 сом с носа, но наши носы (как принадлежащие белым людям), естественно, обсчитывают и везут за 9 сом. Эххх, вот она родимая Киргизия, с её вечной романтикой.

Погода в Оше пасмурная, но сухая — дождя пока нет. Бродим по просыпающемуся городу в поисках гостиницы. Первая — почти на самом базаре — грязноватая, 700 сом 2-местный номер. Вторая — мраморно-стеклянная, пафорсная и красивая (наверное, единственное красивое здание во всем Оше — нереально контрастирует с остальными постройками барачного типа) — 1000 сом за двухместный. Идем дальше, почти уже развернулись в сторону пафосной — когда натыкаемся на небольшую домашнюю гостиницу, цена 700 — большая кровать, свежее белье, горячий душ и обогреватель — тут же соглашаемся на всё, отдаем администратору денежку, и валимся спать.

Отрубились оба просто моментально — усталость и недосып дают о себе знать. Спим до 14:00 местного времени (кстати, часовой пояс совпадает с Екатом — также +2 часа к Москве).

Проснулись вполне себе отдохнувшими и довольными; собираемся и идем шататься — улицы полны народа, все с огромным интересом смотрят на двух белых, которые что-то забыли в этом провинциальном киргизском городке. Когда мы идем мимо, народ притихает и с нескрываемым интересом таращится, кто-то промахивается едой мимо рта.

На базаре вовсю торгуют свежими овощами — развалы картошки, капусты, редька, свежая клубника (на дворе, напомню, апрель!), куча лепёшек из тындыра. Все торговки одеты в цветастые халаты, платья и платки. Шумно, людно — вот он, настоящий восточный базар!

Местная молодежь здоровается с нами, все нам улыбаются, дети сбиваются в стайки вокруг нас. Как и предупреждал Кротов в своем путеводителе, в нас постоянно подозревают американцев: тут и там слышится «Хеллоу!» и, услышав русское «Здравствуйте», очень удивляются — русских туристов в Киргизии очень и очень мало, практически вымерший вид. На русском киргизы общаются довольно хорошо, с этим проблем нет.

Добрели до кафе, заказали чайник чая и лагман (сааамое вкусное национальное блюдо!!! Даже в Кирове его можно попробовать — на рынке его готовят сами азиаты, в своем кафе, для своих — поэтому вкус почти как дома). На вопрос официантки: «Вам лагман полный?», отвечаем «Конечно!» (ага, мы же голодные — последний раз ели в самолете ночью). Заметив её немного ошарашенный взгляд, немного засомневались — может, фигню какую сказали? И через 15 минут мы поняли, что это была за фигня… Девушка, милое создание, приносит нам две просто ОГРОМНЫЕ, слоновьи порции. Да это не тарелки, это просто тазы! Каким образом это всё загрузить в себя — абсолютно непонятно!

Денис находит на столе в пиале какую-то самодельную приправу из давленных помидоров и перца, и щедро накладывает к себе в тарелку… Наивный. Следующие полчаса я вижу, как он ревёт, хрюкает, крякает, но все-таки доедает, довольно улыбаясь при этом (похоже, я не углядела в нем мазохистские наклонности).

Я же осилила столько, сколько смогла в себя впихнуть до предела. По ощущениям, я наелась на неделю вперед — а в тарелке визуально даже не убавилось! Для меня огромная загадка — как азиаты могут СТОЛЬКО есть, и оставаться такими сухими и поджарыми? Причем еда очень сытная, жирная, тяжелая — много мяса и мучного. Какой-то секрет у них, видимо.

Пока мы сидели в кафе, начался дождь и поднялся сильный ветер. По-максимуму пережидаем его и быстро бежим домой — по дороге я таки успеваю начерпать полные боты воды. Денис оставляет меня дома — сушиться, пить горячий чай и есть пилюли, а сам идет шататься дальше — благо, дождь уже перешел в мелкую морось — передвижению не помешает.

Через 2 часа мой благоверный вернулся с двумя обалденно вкусными лепешками и какой-то маленькой круглой ооочень солёной гадостью, еще и с привкусом кислого молока. Странную сушёнку эту он ласково называет «местной рафаэллкой» — хотя вкус, мягко говоря, далёк от конфетного. Эта фигня, как я позже узнала, называется КУРТ, они продаются на каждом шагу, как у нас мороженое летом, — это их национальная еда, как у хохлов галушки, как у японцев суши, как у русских водка. Говорят, с пивом хорошо идёт. Отдала ему этот деликатес обратно — пусть сам ест свои извращения (ибо реально гадость)! Но пару штук в Киров мы таки захватим — накормить друзей, которых будет не жалко.

29 апреля

Ночью мне совсем заплохело: кидало то в жар, то в холод — Денис говорит, что у меня была высокая температура. Поэтому решили остаться в Оше еще на 1 день, распределив обязанности — я буду валяться и болеть, а Денис — таскать мне лакомства и шататься по городу.

Погода намного лучше, чем вчера — на улице солнечно и людно. Денис слазил на Сулейман-гору, нашел знаменитую «горку»-аквапарк — она оказалась всего пару метров длинной, нашел молитвенную пещеру, в которую надо забираться ползком, напился какой-то местной гадости неприглядного вида и непонятной консистенции. Довольный, аж светится.

Ночуем еще одну ночь в Оше, и утром 30 апреля выходим на трассу.

30 апреля

Так как нужная нам граница между Киргизией и Узбекистаном находится всего в 5 км от Оша, мы решаем прогуляться до нее пешком, по пути заскочив в кафе выпить чайничек горячего чая за 5 сом (на наши это 3 рубля). Погода нифига не +20, как обещал мне дома яндекс, на улице ветрено и +10 от силы.

Доходим до границы — стоит разномастная и разноцветная толпа народа, все галдят, орут, у женщин в руках огромные баулы, завернутые в платки — скорее всего, это торговки.

Пограничные ворота закрыты, к ним стоит очередь (ну как очередь... толпа — мы ведь помним, что малые народы не признают очередей) примерно человек 60, служака на воротах запускает народ по одному, причем каждого минут через 10-15. Прикинув время, я приуныла — получается, мы таким макаром простоим тут 6 часов… Однако, через полчаса служака стал запускать народ группами, человек по 10-15. Дело пошло споро, причем на следующих стадиях прохода нас с Денисом выдергивали из очереди сами погранцы, и ставили вперед (белые же люди, ё-маё!) — вот он, могучий русский красный паспорт и сладкое слово «Интурист»!

Толпа местных тёток с баулами — это нечто! У одного семейства, переходившего границу с нами, баулов было штук 20, не меньше — и все просто огромные! Служебная собака очень смешно прыгала по ним, больше, наверное, даже дурела, а не искала контрабанду. Кстати, эта переправа отличается тем, что она ВСЯ заклеена плакатами о вреде наркомании, об уголовке за контрабанду и т. д. и т. п. — все-таки нарко-траффик в Средней Азии очень не хил.

Нас заставили заполнить декларацию, перечислить какие деньги и в какой валюте на руках есть. Последний зал перехода — это просто Ад... Он скорее напоминает вокзал в Китае в час-пик: народ сидит чуть не на головах друг у друга, от бабьего ора шумно так, что закладывает уши, страшная давка. Еще час мучений, и мы все-таки переходим (Ааалиллуйя!).

Ура, мы наконец-то в Узбекистане! После выхода с границы идем по трассе примерно 1-2 км, отбиваясь от таксистов. А их там просто немеряно! Я такого в жизни не видела! У нас 2 августа бухих ВДВ-шников на улицах меньше, чем в Узбекии — голодных таксистов! Ловим нашу первую машину в этом году — до Андижана. Везет нас паренёк на матизе, работает он на границе (через которую мы только что проходили), зовут Махмуд.

Кстати, 99% машин в Узбекистане — это их отечественный автопром — Дэу и Шевроле, оставшийся 1% — это старый советский автопром (старые жигулёнки, москвичи и т. д.).

Довозит нас Махмуд до банка Андижана (у нас ведь до сих пор нет Узбекской валюты — надо как-то раздобыть), и уезжает.

А вот на этом моменте нас ждал первый маленький АБЗДЫЩЬ — Махмуд по незнанию или просто недопониманию, привез нас не к операционному банку (тот, что с банкоматами, улыбчивыми операторами и кассами), а к Национальному (!!!) банку (это типа нашего Центробанка). Офигенно. Ну ничего, узнаем дорогу у охранника этого самого НацБанка и идем в операционный банк. Кстати, интересная особенность — частных банков в Узбекии нет, абсолютно все — принадлежат государству.

Приходим на указанный адрес — закрыто — у тётечек обед. Ждем примерно 20 минут, и тут случается второй АБЗДЫЩЬ — оказывается, в Узбекистане нельзя совершать абсолютно никакие операции по иностранной банковской карте (а наша родная Сберовская VISA — это как раз инострань) с 25 по 30 число каждого месяца, а сегодня как раз 30-е. То есть снять с нее деньги ну никак не получится!

Получается отличная картина — мы в чужой стране, без денег, очень хочется кушать, и где-то надо будет спать — а местных денег вообще НОЛЬ!

Понурые, мы бредём дальше — и натыкаемся на «ПромСтройБанк». Он пока также закрыт на обед — пока ждем его открытия, Денис оставляет меня на лавочке у банка, а сам бежит искать еще варианты. Пока он бегает, на меня, как на невиданную зверушку, постоянно выходят поглазеть сотрудники банка (да-да, ребят — белая! И всего то!). В итоге вокруг меня скапливается довольно приличная толпа интересующихся и советующих. Молодёжь по-русски вообще «ни бе, ни ме», хорошо говорят только пожилые люди (которые еще жили в Союзе) — вот как раз два таких седовласых старца и подсели мне на уши — куда сходить, что посмотреть.

Тут возвращается Денис, без хороших новостей. Даже в кафе по русской «Визе» нас не обслужат… Ооочень хочется есть.

Обед в банке все еще не кончился, осталось минут 15-20. Тут из банка к нашей лавочке выходит женщина, лет 40-45, чисто говорящая по-русски, и расспрашивает нас, кто мы, откуда, с какой целью к ним в банк (видимо, кто-то из собравшейся вокруг меня толпы выдернул тётушку с обеда). Объясняем ситуацию, что денег никто не дает, она исчезает на 5 минут, затем возвращается и отсылает нас в центральное отделение «ПромСтройБанка» на такси, причем сама ловит водилу и оплачивает его услуги.

Такое радушие нам пока еще непривычно, и мы, смутившись, рассыпаемся в благодарностях, и едем в указанный банк. У входа стоит паренёк, судя по всему посетитель — как и мы, и держит в руках ПАКЕТ ДЕНЕГ. Мы от такого зрелища немного офигели, сразу подумалось — вот они какие, узбекские мультимиллионеры, а по виду и не скажешь. Заходим в банк и поначалу слышим ту же песню: «ничего обналичить не можем», сегодня 30 число и т. д. и т. п. Однако минут через 20 тётя-менеджер втихую за руку ведет меня в какой-то маленький кабинетик, и обналичивает с моей карты эквивалент 100 $ — на их деньги это 260 000 сум. Выдала она мне это добро самыми крупными купюрами, какие имеются в обороте в стране, а это всего лишь «1000 сум», получился просто огромный кирпич денег! Ндаааа, пафосно же с такой котлетой ходить. В ксивник даже не пытаемся её засунуть — тупо кидаем в бэг сверху, бабло рассыпается и ровным слоем закрывает собой все вещи внутри — каааайф. Нда, получается, что тот парень у входа в банк никакой не мультимиллионер, а мы уж было обрадовались! Странно, что государство не выпустит купюры номиналом побольше — всем приходится таскаться с такими толстыми пачками — это ж реально неудобно!

Снова рассыпаемся в благодарностях тёте, которая в обход системы обналичила нас, да еще и по «черному» курсу, и идем наконец-то кушать. (Дело в том, что банковский и рыночный курс узбекских денег ооочень сильно отличаются: за 100 $ в банке тётя должна была нам дать 200 тысяч сум (официально), а на базаре эти сто баксов тебе поменяют уже на 260-280 тысяч сум, вот так то!).

На одной из отдаленных улочек Андижана находим домашнее кафе, где с удовольствием съедаем по паре штук мантов. Нас угощает сама хозяйка дома, а пока мы кушаем, поболтать с нами приходит хозяин — старый седовласый узбек. Ммммм... Какая же это вкуснятина, настоящие манты! Съели их 6 штук, выпили чайник травяного чая — за все радушные хозяева взяли с нас 3600 сом (а на руках, напомню 260 тыщ) Ыыыыыыть! Мы снова богачи!! Му-ха-ха-ха!

Конца города не видно, и не понятно долго ли шлёпать по населёнке до трассы, поэтому садимся в маршрутку (стоит 500 сум) и едем до конца города.

Опять прорываемся через беснующиеся толпы оголодавших таксистов, проходим метров 200 (кстати, мимо завода Шевроле) и сразу же ловим машину.

Автостоп в Узбекии хороший, машины останавливаются просто моментально, хотя само слово «Автостоп» братья наши меньшие не знают — приходится разъяснять, что это «бесплатно, сколько по пути»…

Мда, видели бы вы эти широко распахнутые глаза, еще секунду назад бывшие раскосыми, когда человек видит русских (!!!), которые путешествуют без денег (!!!) — просто слышно, как его мозг стучится кулачком в черепную коробку и просится наружу, чтобы самому посмотреть на этих сумасшедших. Шаблоны рушатся нещадно.

Сменив пару машин, ближе к вечеру мы доходим до Коканда.

Здесь тормозим таксиста с вопросом: «отвези в дешевую гостиницу». С моим состоянием решили пока повременить с ночевкой в палатке. Водила везет нас куда-то во внутренние узкие улочки этого древнего города. Подъезжаем к гостинице какого-то предприятия, но после непродолжительной беседы, нам отказывают в заселении — и это, кстати, очередной узбекский АБЗДЫЩЬ — оказывается, не каждая гостиница имеет право поселить у себя интуриста, такое действие могут совершать только пафосные отели, у которых есть на то специальная лицензия. Хозяин долго перед нами оправдывался и извинялся, но поселить все-таки не смог. Что делать — колесим по Коканду дальше. Таксист душой проникся нашей проблемой, и с усердием катает нас по городу, в итоге вывозит к одной из больших и пафосных гостиниц на центральной улице.

Поторговавшись с менеджером (Торговаться можно даже в гостинице за цену номера — в этом весь Восток!!!!), мы берем 3-местный номер за 70 тысяч сом (который по прайсу стоит 120 тысяч), т. е. скидываем цену почти в 2 раза — вот ведь, Денисово барыжное нутро ему спокою не даёт. Интересно, такой фокус в нашей гостинице «Вятка» прокатит?

Денис оставляет меня в номере — греться, мыться — и сам убегает на вечерний променад по красивейшему древнему городу Коканду. Вернулся через пару часов довольный как кот, объевшийся сметаны. Рассказывает про какой-то чудо-суп под названием «Турецкий Ваджу», который он успел попробовать — говорит, вкуснее супа он в жизни не пробовал, и чуть не съел его вместе с тарелкой! А состав очень прост на первый взгляд: кукуруза, грибы, морковка, тефтельки, ребрышки, и еще какие-то чудеса. Наелся шашлыка из баранины, напился чая — и за все с него взяли всего лишь 7000 сом!!!! Это очень круто (при условии, что шоколадка в магазине стоит 6000 сом).

А в нашем пафосном номере за 25 $ отвалился кран при попытке помывки, не работает слив в туалете и адски скрипят двери (мой сосед с перфоратором точно бы позавидовал шуму, которые они могут издавать!).

Кстати, забыла написать, Узбекистан внешне меня очень приятно удивил. Я ждала что-то похожее на Киргизию — что будет грязно, бедно и неухожено, а взамен этого я вижу ооочень красивую страну с просто офигенно красивыми городами, вылизанными до блеска, с идеальнейшими дорогами и огромным количеством новых красивых домов. Молодые люди здесь красиво и по-европейски одеваются (юноши в костюмах, белых рубашках и туфлях). Национальную одежду носят только старшее поколение, и больше в глубинке, нежели в крупных городах. Плитка, мрамор, фонтаны и газоны… Да! И это не туристический Египет, это Узбекистан.

1 мая

На далёкой Родине Первомай. Проснулись в 8 утра, быстренько помылись-собрались, оставили вещи в номере и ушли шататься по городу. Сегодня уже солнце и жара… Туристическая зона вылизана до блеска, нигде ни песчинки — ощущение, что улицы настолько чисты, что с них можно есть! Везде цветы, декоративные деревца и газоны — а чуть свернешь с центральной улицы вглубь — низенькие белёные домики, узкие разбегающиеся улочки шириной в метр, внутренние дворики… Восток…

Дошли до дворца последнего Кокандского хана — красота просто неимоверная. Внутри музей, вход для своих 400 сом, для интуристов (т. е. для нас) — аж все 3000. Узбеки, я вас обожаю!

Проходим, и где-то с час бродим внутри. Оказывается, сохранилась только «мужская» половина дворца, женская же (гарем) до нашего времени не дожила. Внутри музея стоит макет того самого, исторического вида здания — он просто огромен. Поражает красотой и масштабами.

Выходим из музея, и по туристической улице идем в сторону отеля — покушать в той чудо-кафешке, которую так расхваливал Денис вчера.

Хозяин сам очень радушно нас принимает, и кормит супом «Кучь-ош». Потолок его кафе деревянный, очень сложной ручной резки, на стенах висят клетки с певчими звонкими птичками, внутри кафе висит национальная узбекская одежда. Берет с нас он также очень недорого. Эх… Как же тут душевно…

Наевшись и наговорившись с хозяином кафе, мы возвращаемся в отель, забираем рюкзаки, забираем регистрацию (нам её сделали на 1 день — с 30.04 по 01.05), и идем обратно в наше кафе. За регистрацией в Узбекистане надо очень хорошо следить, и ревностно придерживаться «правила трёх дней», т. е., проще говоря, не просрочивать. Хозяин кафе сам вызывает нам такси, сам объясняет водиле как и куда нас вывезти, чтобы мы оказались на выезде из города — и мы, распрощавшись, уезжаем.

Сегодняшняя наша цель — Ташкент (местные подсказали, что в Самарканд попасть можно только через Ташкент). Таксист высадил нас на окраине города, расплачиваемся, отходим 100 метров (также пробиваясь через толпы голодных таксистов), поднимаем руку, и буквально сразу же останавливается новая нексия, за рулем пожилой мужчина, зовут Анджун (Ангун? Скорее даже не так — имя абсолютно выпало из головы) — и, как оказалось, он едет аж до самого Ташкента! Вот так везение! Дорога наша идет через знаменитый перевал (на вершине перевала пост — на нем у всех машин проверяют документы, паспорта и регистрацию — вот почему нам обязательно была нужна регистрация в Коканде).

На перевале мы останавливаемся пообедать в высокогорной чайхане — кушаем шашлык, пробуем катык — он густой, как сметана, но по вкусу как кефир. Анджун (будем называть его так) рассказывает, что у него есть свой заводик, он производит разный хозяйственный инвентарь. Все, что мы едим в кафе, он оплачивает сам, и ооочень зовет нас к себе в гости (для них это очень большая честь, в их стране мы не «понаехавшие», а «дорогие гости» — нередко к нам именно так, уважительно, и обращаются) — обещает показать весь Ташкент и Коканд. Мы сидим на большой высоте, вокруг открывается захватывающий вид на снежные шапки гор. Пообедав, мы едем дальше.

Бескрайние, жаркие пустыни… Я искренне удивлялась, КАК они здесь что-то выращивают? Однако эти сухие земли полностью обработаны, вспаханы и засеяны хлопком. Сколько хватает взгляда — хлопковые поля. И что самое удивительное — эти плантации обрабатываются преимущественно вручную, и только женщинами. Картина маслом: бескрайнее поле, расчесанное бороздами хлопка, и одна-две фигурки с тяжеленными тяпками, окучивают эту «радость»; жара под 30, духота (воздух там очень сухой), палящее солнце, а они замотаны в свои черные бархатные хиджабы-балахоны… И так весь день… А мужчин там, мягко говоря, недобор — все на заработках в России.

Ближе к Ташкенту, Анджун говорит: «нет, я вас все-таки не отпущу — мы поедем к моему старому другу на его юбилей!», и увозит нас в поселок Тойтепа (20 км от Ташкента), приводит на праздник и усаживает за стол как дорогих гостей, знакомит с юбиляром и со всеми его гостями. Меня тоже садят за стол вместе с мужчинами, а женщины находятся в доме и готовят еду для праздника, даже не показываясь из дверей. Еду к столу подносит мальчик. Все-таки любопытство женщин пересиливает, и я замечаю, как на нас тайком глазеют из-за зашторенного окна.

А стол тем временем просто ломится от еды! Новые тарелки с угощениями, которые мальчик выносит, просто некуда ставить! Меня пытаются угостить со всех сторон, в своей тарелке я постоянно обнаруживаю что-то новенькое и необычное.

Мужчины спрашивают Дениса, почему у нас с ним такая разница в возрасте, на что он с серьезной миной отвечает: «Это моя младшая жена!», на что мужики с пониманием (!!!) кивают, а я, кажется, готова придушить его на месте. Хохмач, блин!

На праздник приехали музыканты, которые играли на народных инструментах — что-то напоминающее плоский барабан в форме бубна, обтянутый коровьей кожей, а внутри монетки — для звука; еще был струнный инструмент, типа балалайки, только странной грушевидной формы и количество струн переваливало за 10. Музыканты пели и играли народные песни на узбекском языке. Но перед этим, узнав, что за столом гости из России, музыканты сыграли для нас русскую классику (Чайковского) — это было нечто.

Гости праздника всячески старались нас удивить, поэтому повели показать, как готовится «казан-мангал» (мясо целого барана в большом казане, в последствии туда добавляется картошка и приправы). Ароматы сногсшибательные, а процесс просто притягателен до неприличия.

В этот момент любопытство все-таки пересиливает женщин, и хозяйка дома (супруга юбиляра), выглядывает из окна и зовет меня в дом. Я с радостью соглашаюсь, и прохожу к ним, оставив Дениса в мужской компании (ну вот, наконец-то все исторически верно — а то, чес-слово, неуютно сидеть одной в компании 20 мужиков, которые говорят на непонятном языке, бормоча «умывают» лицо руками и постоянно пытаются тебя накормить! Шучу-шучу! Узбеки — просто необъятной доброты люди! Такое искреннее гостеприимство и радушие я видела, пожалуй, только в Абхазии).

Женщины сидели в одной комнате, периодически хозяйка дома удалялась, чтобы подготовить к подаче очередное блюдо, но совсем скоро возвращалась. Мы пили чай без сахара (с сахаром тут его вообще никто не пьет), и я рассказывала им, где находится Киров, и как там бывает холодно.

Пока я сидела с женщинами, подружилась с прекрасной женщиной — Тамилой — женой одного из гостей юбиляра, Алишера — русскоговорящая семья. Вот они-то и позвали нас к себе в гости на ночлег.

Алишер оказался автогонщиком и каскадером, он снимался в русских фильмах, много работал в Москве с Оскаром Кучера, работал с Федором Бондарчуком над «9 ротой». Оказалось, что фильм как раз снимался в этих местах, и съемочная бригада жила у Алишера. Вдоволь наговорившись, мы валимся спать, и всю ночь слушаем пение (или, в нашем случае — зубодробильное скрежетание) сверчка.

2 мая

Проснувшись и выпив чаю, сразу же собираемся. Наша сегодняшняя цель — древний город Самарканд. Алишер звонит своему другу в Самарканд, договаривается с ним, чтобы он нас принял как дорогих гостей. Круто! У нас есть еще одна вписка!

Сердечно благодарим хозяев за прием, и уходим в сторону Самарканда (до него всего 400 километров — за день можно покрыть без проблем).

Идем, сменяя машины, по маршруту, рекомендованному местными — как оказалось, нас повели не по большой федеральной трассе (где хоть и длиннее, но поток машин больше), а по более короткому маршруту, состоящему из проселочных дорог, идущих прямо вдоль границы с Таджикистаном. Обратно на большую трассу мы вернулись только в поселке Джизак. На радостях, мы решили покушать там (уже время обеда, и мы очень голодны). Зашли в чайхану у дороги, заказали 2 салата «колхозных» и тарелку мяса, пьем зеленый чай (естественно, без сахара, и из пиал). Поели, просим посчитать — хозяин выставляет сумму в 77 000 сом! Мне это мясо поперек горла стало! Обычная цена такого обеда 7-10 тысяч, а тут в 10 раз дороже, и это в какой-то придорожной забегаловке. Ночь в «пафосной» гостинице и то обошлась нам дешевле — в 70 тысяч! Сидим в шоке, обтекаем. В итоге Денис до последнего торгуется с хозяином кафе. Плюнув, платим ему 65 тысяч и, обиженные, уходим.

В Джизаке ловим машину — абсолютно новый матиз, ещё в плёнке! Парень за рулём едет как раз в Самарканд (йо-хоу! Пруха!), но по-русски он не говорит. Вообще. Ноль. Ахтунг.

Всю дорогу ему звонит его родня, чтобы самим поговорить с русскими путешественниками, парень только успевает передавать трубку Денису. Ндаа, новости о нас распространяются почти со скоростью света.

Один из звонивших (отец водителя) просил нас написать в программу «Жди меня», он потерял своего сослуживца, обещали помочь.

Приехали в Самарканд ближе к 5 вечера, звоним Ильхому (тому самому другу Алишера, который нас ждет), и договариваемся встретиться у 17-й школы.

Добираемся мы до нее на автобусе (на автобусной остановке мы при помощи местных узнаем, как и куда нам нужно ехать — нас просто облепляют со всех сторон сочувствующие и интересующиеся! Вы представить себе не можете, какой ажиотаж вызывает белый человек в Азии! Нас садят, вернее, заносят толпой на нужный рейс и почти за руку провожают к нужному адресу! О-бо-жа-ю узбеков!

Звоним Ильхому: «Мы на месте!», ждем… ждем… ждем… Простояли около часа… Звоним еще раз, и тут выясняется, что в городе ДВЕ семнадцатые школы! Бдыщ! Одна — в городе (к которой мы и пришли), а другая — сельская (в пригороде). Берем такси (также при помощи местных, которые сами ловят нам машину и сами объясняют водителю куда ехать — блеск!), и едем уже на правильный адрес.

Нас встречают, меня садят в машину, а Дениса сразу же под белы рученьки уводят знакомиться-здороваться, пить пиво и отмечать чьего-то свеженародившегося внука.

Где-то через полчаса они возвращаются, и мы едем в гости к Ильхому. У него просто огромный дом! Не дом, а замок! Большие просторные комнаты, все заставлены кубками и грамотами, которые он взял как гонщик. (Ильхом — чемпион Азии по автогонкам). Нас кормят картошкой с мясом, засыпают бесчисленными вопросами, и примерно через час отпускают спать.

3 мая

Просыпаемся, завтракаем, и выходим гулять в город. Перед этим решили озаботиться регистрацией (т. к. в Самарканде, крупном городе с 5 млн. жителей, вполне могут остановить и попросить документы — а мы очень хорошо помним про правило «трёх дней»). Ильхом посылает нас к своему другу, Шаобу, который обещал нам помочь с этим вопросом. В данный момент мы сидим в парикмахерской, которая принадлежит брату Ильхома, и ждем человека, который нас зарегистрирует. Брат Ильхома очень милый человек — поит нас неизменным чаем, ведет беседы о религии.

Наконец, по прошествии часа за нами приезжает машина. Прощаемся с братом Ильхома, и уезжаем. Машина, как уже можно догадаться, нексия. Кстати, в Узбекистане шевроле-лачетти называют просто и бесхитростно: «лось».

Неговорящий по-русски водитель повез нас в неизвестном направлении. Примерно полчаса мы ездили по улицам Самарканда, и в итоге оказались на работе у Ильхома (у него свой автосервис). Ильхом объяснил водителю, что с нами делать и к кому нас везти, и мы отправились в рейд по отелям в надежде купить только саму регистрацию, без проживания.

В двух отелях нас сразу развернули, в третьем же, частном, содрав с нас аж 60 тысяч, хозяин все-таки выписал нам 2 бумажки-регистрации. Расстроенные и потратившиеся до копейки, мы пошли гулять по Самарканду, параллельно выискивая отделение банка, которое поможет нам обналичиться вновь (а мы, дорогой читатель, ведь помним, как тяжко в Узбекистане обстоят дела с иностранной валютой и её получением — все банки государственные).

Уже через 10 минут мы сэкономили 30 тысяч (которых у нас и не было), войдя в историческо-туристический объект с черного входа (неприметная дверка сбоку), а не с центрального, где билет с 1 носа стоит 14 400 сумов.

Войдя внутрь, забыли обо всех мелких неприятностях, красота неописуемая! Все как на картинке, как в передачах о путешествиях по телевизору: желто-коричневые стены с голубой керамической мозаикой, которые дополняют жаркое солнце и прозрачный воздух. Очень много туристов — вездесущие японцы, англоязычные парочки, европейские бабушки с лыжными палками. В центре внутреннего дворика небольшой садик с ярко-зеленой травкой и деревьями. Вышли же из этой красоты мы все-таки через центральный вход, сделав «морду кирпичом».

С центрального входа попадаем на пешеходную улочку европейско-арбатского вида, по ней бегает электроавтобус до площади, но мы гуляем пешком, разглядывая витрины с национальной одеждой.

Примерно через полчаса мы неспеша доходим до самой знаменитой площади в Средней Азии —  Регистан. Покружив вокруг, и сделав пару снимков «на фоне», мы идем туда, куда ведет нас толпа.

По пути узнаем, что обналичиться мы можем только в национальном банке NBU, и начинаем его поиски. Выходим на бульвар — красивейшая улица, с бульвара идем мимо православной церкви (да! Тут и такое есть!) в парк. Посидели на газоне, немного дали отдохнуть уставшим ногам. Выходим на какую-то небольшую улочку возле университета и встречаем нашу вчерашнюю знакомую — Шахризад — которая вела нас до 17-й школы. Это невероятно! В городе с населением в 4,5 миллиона человек мы знаем только шестерых — и на тебе, случайно сталкиваемся в самом центре этого муравейника! Шахризад на вид лет 50, она держит на руках маленькую девочку, ей год или полтора от силы. Девочка оказалась её дочерью (!), и имя её в переводе на русский означает «Долгожданная». Шахризад (или, по-нашему, Шахерезада) снова помогает нам в общении с местными и объясняет, в какую сторону идти, чтобы найти банк. Напоследок она напутствует нас цитатами из святых книг. Общаться с ней было очень приятно, глаза просто светятся добротой.

В банке NBU, как и во всех других местах (музеи, вокзалы, банки, даже сам Регистан), сидят бравые полиционеры (все-таки, кааак же много ментов в Узбекии). Они проверяют наши документы со свеженькой еще регистрацией (не зря сделали!). В операционном зале нам обналичивают доллары (сразу сумы — нельзя). Хотим поменять их тут же, в банке (чтобы на руках была справка, откуда местные деньги), но тётя кассир шепотком говорит: «Вы тут не меняйте, езжайте лучше на базар — там курс выше!» (банковский, официальный курс за 100 долларов 200 тысяч сумм, а на базаре за них дают аж 280). Ну что поделать, если даже кассир национального банка тайком отправляет нас на базар менять бабло по черному курсу — придётся идти. После этого я абсолютно не могу понять, как узбекские банки остаются на плаву, если у них работают такие доброжелательные тётушки? Уже во втором банке нам помогают с обналичкой в обход системы.

По жаре, уставшие, едем на базар. Я никак не могу понять, чего ищет Денис и к кому тут бежать, чтобы нам поменяли деньги — на вид обычный рынок. Оказалось, он ждал, когда нас самих найдут — вот такие шпионские игры. Буквально через пару мгновений, к нам подходит паренек и предлагает «change money» — вот она, Денисова интуиция — сработало! Меняем две бумажки по 50 баксов на 3 толстые пачки денег-фантиков (пипец, узбекам реально можно деньгами обои клеить! Они же нереально дёшевы). Ура! Мы снова богачи! Сложить эти котлеты бабла в карман или бумажник просто нереально, хорошо, что мы с рюкзаком.

Денис: На базаре Настёнок захотел кушать. Странное чувство, когда в рюкзаке 280000 сумов, а она хочет просто картошечкой пообедать за 1500 сум.
Настя: Да мне это мясо уже поперёк горла было! Только мясо! Одно мясо! И ничего кроме мяса! Хочу помидорку!!! Хныыы...

Денис: Подкрепившись, идем в нижний мавзолейный комплекс, проникнув внутрь снова через дыркасы (к которым нас привел толстый рыжий котяра), и отлично гуляем без билетов внутри. Там очень красиво, в мавзолеях обалденная акустика. Вдоль комплекса идет лестница с большим количеством ступенек. Считается, если ты, поднимаясь и спускаясь по ней, насчитал разное количество ступеней в каждую сторону, то за тобой есть грех, поэтому, по рассказам, у детей всегда количество сходится, а вот взрослым надо постараться. Прогулявшись по кладбищу, выходим на вершину холма, с которого открывается хороший вид на весь город, на мечети и медресе. Перегревшись на солнышке, мы прячемся в каждой тени. На холме еще один музей, с большим балконом (наверное, именно для созерцания древнего города).

На автобусе едем на бульвар, где едим мороженое из автомата (кстати, это чрезвычайно распространено в Азии, как и газировка из автомата). Мороженое там просто нереально вкусное!

Настя: С бульвара мы снова едем на базар, где затариваемся настоящими восточными сладостями, специями, орехами и зеленым чаем (по спецзаказу с Родины). Рюкзак ощутимо прибавляет в весе. Время уже вечернее, и мы идем к поющему фонтану — очень красивому, с подсветкой, динамично меняющему рисунок струй и цвета подсветки. Однако, больший ажиотаж производим мы с Денисом, нежели сам фонтан. Местные не стесняясь фотографируют нас. Мне дико захотелось повесить на шею табличку: «фото с обезъянкой! 1000 сум!» Насмотревшись на фонтан, передвигаемся в сторону остановки, и едем домой.

Денис: Ильхома дома не оказалось (он возил 82-летнего отца в клинику — у того от жары прихватило сердце), поэтому мы ужинаем в компании с Дилей (его женой), и на ломаном русском общаемся, рассказываем впечатления от увиденного. Возвращается Ильхом, снова пересказываем ему впечатления от дня, разговариваем о гонках, местных обычаях. После баньки ложимся спать.

4 мая

Денис: Утром мы быстренько собираемся, тепло прощаемся с хозяевами дома, благодарим их за приют и радушный прием. Ильхом вывозит нас на трассу.

Сегодня мы держим путь обратно в сторону Ташкента-Коканда. Сменив 2 машины, стоим на трассе в городе Галярал. К нам подъезжает таксист и, узнав, что мы путешественники, оооочень зовёт нас в гости: «Я вас на то же место привезу, где вы сейчас стоите, только поехали со мной! Чаем напою!», — и Гафур (так зовут таксиста) везет нас к себе домой, знакомить со своей семьей. Чай превращается в плотный завтрак, нас кормят яичницей из домашних яиц, приготовленной на открытом огне. Ради нас разожгли очаг. Электричества нет. Включили свет, покушали, посмотрели старые фотоальбомы, сфотографировались с семьей Гафура на память. Через 2 часа он повёз нас обратно на трассу, по пути почти силой затащив на базар, где купил мне национальную тюбетейку, на которой написано «бахор», что значит «весна», и вышиты цветы. Напоил нас газировкой с сиропом, купил специй (сбив при этом цену с 1700 сум до 400!). Но на этом сюрпризы от Дяди Гафура не закончились — он вывозит нас на просто нереальной красоты место: высокий холм, с которого открывается вид на ярко-алое поле, усеянное маками (или тюльпанами), а вдалеке белеют снежные шапки гор. Красота и простор… Мы делаем пару снимков на память, и Гафур вывозит нас на трассу. От души благодарим его и прощаемся.

Настя: Я все больше и больше начинаю любить узбеков! Ну вот кто еще выдернет путешественника с трассы, накормит-напоит его, одарит, развлечет и все это лишь из своего безграничного гостеприимства и радушия?

Денис: Мы снова застреваем в Джизаке. Вместо быстрой объездной, водитель вывозит нас на окраину города. Долго пробираемся обратно на трассу (мимо проезжаем ущелье, в котором состоялось решающее сражение в глиняной войне). На трассе продают мёд: много разноцветных баночек. Майский мёд ярко-красного цвета.

Выйдя снова на трассу и отсеяв пару таксистов, вписываемся в автобус Самарканд — Ташкент. В автобусе хорошооо — поспали, отдохнули, сверились с картой. Карта вызвала фурор! «Вы турист? А откуда? А какой город? А куда дальше?» — загалдел почти весь автобус, но полезной информации не дал никто. Автобус прибывает на автостанцию, выходим.

По Ташкенту на маршрутке с автостанции выезжаем в сторону Ангрена. Выйдя из маршрутки, пробиваемся через толпы навязчивых таксистов, и выходим на позицию.

Это НЕЧТО! К нам выстраивается самая настоящая очередь (!!!) из таксистов. На фразу «Прямо сколько по пути, но мы без денег» мы получали округлившиеся до евро-стандарта глаза, и набивший оскомину вопрос «Как без денег?», и таксист, поняв, что ловить нечего, сваливал.

Настя: Через полчаса эта очередь изрядно надоела, и мы все-таки едем за небольшую денежку до поста. За постом, уже около 6 вечера, мы останавливаем лачетти, которая едет… до КОКАНДА!!! Нереальное везение!! А мы-то уж думали, что придется ночевать в палатке (кстати, мы за весь отпуск её даже ни разу не доставали, нафига брали, спрашивается?! Если б знали, что узбеки так охочи до гостей — не брали бы. Дико уставшие, едем до пункта назначения почти в полном молчании. 350 км мы преодолели уже к 21:00 — темнота хоть глаз коли! Сумерек тут как таковых нет, темнота наступает резко, и сразу наваливается всей густотой — такое ощущение, что у Аллаха сверху есть тумблер «вкл-выкл», и он, когда наступает время, просто щелкает им: «Щелк! — ночь, спать! Щелк — день, арбайтен!».

Водитель везет нас прямо к нашей гостинице, за это я готова была расцеловать колёса его машины!!! О боже, как я устала!!!

Селимся в нашу гостиницу, кушаем в нашем кафе тем же чудо-супом Ваджу… Эх... Мы дома…

В чайхане нам клятвенно пообещали, что завтра нас накормят пловом, ближе к 12 часам он будет готов. С этой тёплой мыслью мы идем спать в отель (ну вот нафига нам палатка?). Денис впитал на ночь полторашку местного пива — говорит, гадость редчайшая.

5 мая

На делёкой Родине сегодня Пасха — наши пекут куличи и красят яйца — а мы в это время просыпаемся где-то в Коканде, в жару под 30 и идем на базар за вкуснейшей клубникой и черешней, которая просто тает во рту!

Где-то с час гуляем по нетуристическим улочкам Коканда, пьем газировку из автомата, который приводит в действие специально обученный мальчик. Он берет с нас 400 сум за 1 стакан газявы. Уже привычно отвечаем прохожим «Здравствуйте» на их милое «Хеллоу!» (это уже почти не режет слух), на базаре идем уже к знакомой нам продавщице и берем 0,5 кг клубники и 0,5 кг черешни, за все отдаем 9000 сум. Клубника свежайшая, как на картинке — а сладкая настолько, что не нужно даже сахара. Черешня тёмно-бордовая, ооочень сладкая, ни капли кислинки.

Умяли весь килограмм ягод минут за 10, и не заметили даже.

К 12 часам вышли из гостиницы и идем в наше кафе есть обещанный плов (ну как так! Уже неделю в Азии, и ни разу не пробовали их самое коронное и национальное блюдо! Непорядок!). Приходим к назначенному времени, а нам говорят: «Ой, сегодня ж воскресенье, а по воскресеньям мы плов не готовим!» Эх, опять невезуха с ним… Заказываем 2 салата «огурцы-помидоры» и шашлык Денису. Съедаем всё это, узнаем у посетителей, как выехать в сторону границы с Таджикистаном, и идем на маршрутку. Сначала едем на маршрутке на автовокзал, оттуда вторая маршрутка до Бешарык, а оттуда едем на третьей до «таможни».

Пришли на границу. Первое и самое устойчивое впечатление: «Пост-апокалипсис». Полное, абсолютное спокойствие, тяжелая тишина, и ни души…. Только один автоматчик у ворот скучает. Проходим границу примерно за полчаса, может быть и меньше. Все таможенные этапы с нами проходят от силы еще 1-2 человека — менты на этой границе откровенно скучают от безделия: слушают музыку, пьют чай, играют со служебными собаками, смотрят старые советские фильмы про Шурика, да и просто беззастенчиво дрыхнут.

Все это происходит потому, что Узбекистан и Таджикистан между собою не ладят, по неизвестным мне причинам, поэтому и на границе фактически никого кроме охраны и нет. Узбекам, чтобы попасть в Таджикистан нужно делать визу, долго ждать разрешения, нас же пускают просто по заграну, заполнив при этом миграционки.

Пока оформляли документы, в доску заскучавшие погранцы, от праздного безделия, просто закидали нас вопросами — кто мы, откуда, куда, как нам погода, какая погода в России, что успели местного покушать, что больше всего понравилось, и прочее, и прочее, и прочее… Звали остаться на плов (Погранцы!!! Зовут в гости!!! Есть плов на погранзаставе!!! ААА!!!). Говорим, что хочется погулять по Таджикистану, а времени от отпуска остается не так много.

Наконец, отпустив нас, нам указывают на маршрутку до города, которая стоит с той стороны границы. Водила — молодой парень — называет нам цену за проезд в местных (таджикских) деньгах — 4 сомони, но когда узнает, что у нас нет еще таких денег, соглашается отвезти за узбекские сумы — 4000 сум. Садимся, отвечаем на уже ставшие привычными вопросы: «Вы откуда? Киев? А, Киров!? Холодно! Насвай хочешь?» Нет, спасибо. (Охренеть, дайте две! Это у них что, вот так в порядке вещей???)

Парень пожимает плечами, сам тут же, за рулем, закидывается, и мы едем с бешеной, практически около-световой скоростью, аж 3 км/час, и едет так он реально ДОЛГО! Хрен знает, или это он так вредничал из-за того, что мы ему узбекские деньги дали (он их со словами «ненавижу узбеков!» нервно швырнул в бардачок), или же это насвай подействовал — но факт остается фактом. Ребятня на ослике нас «сделала» как стоячих.

Пока он едет, постепенно набирает пассажиров и разгоняется. По дороге, на развилке замечаем указатель «Худжанд — 83 км», выходим там и выбираем позицию для стопа. Жара-а-а… А воды с собой ни капли… Решаем попросить стаканчик воды у ребят в придорожной автомойке. Подходим, здороваемся, просим попить, паренёк говорит «ага» и убегает, а через 3 минуты возвращается с бутылкой прохладной колы…

Чес-слово, ожидали мы всего лишь стакан воды — а тут такая роскошь, рассыпаемся в благодарностях и, утолив жажду, выходим стопить.

Пропустив 3-4 машины, ловим опель (кстати, машины в Таджикистане преимущественно немецкие — мерседесы, опели и фольксвагены; узбекских машин практически нет, как и русских — машины сюда привозят из Прибалтики). Мужчина за рулем опеля едет как раз в Худжанд — вот это везение! Мы часа полтора едем по убитым дорогам, и прибываем в город.

О, цивилизация! На улицах на каждом шагу стоят банкоматы, которые с удовольствием кушают иностранные «визы» и выплёвывают за это таджикские деньги! Никаких банков! Никакого черного обмена нала на базарах! Чудеса. Снимаем 100 местных денег — сомони, и идем в сторону маршруток. Пока идем по городу, к нам тут же подходит местный паренек, с целью «хеллоу!» Улыбаемся в ответ, говорим, что русские, и расспрашиваем, как добраться до «Таджикского моря». Парень охотно все рассказывает, садит на маршрутку до Бахуристона, и на этом мы прощаемся.

Доехав до этого самого Бахуристона, мы обнаруживаем, что это турбаза, в которую можно попасть только по путевкам. На территорию зайти охранники не разрешили, у воды палатки поставить — тоже. Единственный профит — это продуктовый магазинчик, расположенный у самих ворот лагеря.

Идем дальше вдоль базы — заборы, заборы, заборы… Останавливаем еще одну маршрутку, объясняем, что нам надо к воде — водила везет нас дальше по дороге, останавливается у ворот еще одной базы и говорит, чтобы мы прошли прямо сквозь нее, и будет нам счастье.

Пока идем через базу, нас ловит её хозяин, говорит, что палатку нам нигде не поставить, т. к. уровень воды в «море» подняли, для них еще «зима». На этот период уровень водохранилища поднимают, видимо, для большей выработки энергии; летом же воду чуть стравливают — и только тогда появляются пляжи.

Тем временем активно смеркалось (тумблер Аллаха перешел в положение «выкл.»), уже отчаявшись найти место для палатки, просим у хозяина базы самый дешевый номер. Он приводит нас в ужасного вида летний домик, засранный и неприбранный, с побитыми стеклами, следами от блевотины на коврах и стенах, неработающим светом и просто отвратительно грязным туалетом (ощущение, тут жили героиновые нарики). Просит за эти хоромы 40 сомони. Вариантов больше нет, да и мы устали как черти… Денис сторговывет цену до 30 сом, и мы селимся. Он бросает рюкзаки и меня на произвол антисанитарии, и бежит в обнаруженный ранее магаз за едой.

Я же вооружаюсь мокрой салфеткой и пытаюсь навести хоть какой-то минимальный порядок в комнате. Кипячу воду на нашей походной горелке, делаю себе напиток от простуды (я до сих пор кашляю и чувствую себя как унылая какашка — состояние буээээ).

Денис возвращается через полчаса, с лепешкой и бичиками, мы ужинаем, смотрим телек (любезно принесенный нам хозяином; кстати, его зовут Ислом).

По телевизору только 1 канал — Россия РТР, с женскими дешевыми сериалами, кнопки на телевизоре сломаны, не переключить. Вдоволь насмотревшись на «великолепную» игру актеров, ложимся спать. Вместо наволочки — денискина футболка, вместо одеяла — спальник (тем, что было предложено в этом номере в качестве постельного белья, я бы просто не рискнула воспользоваться, брррр!). Однако, я даже умудряюсь выспаться.

6 мая

Проснулись, позавтракали кофиём, и решили спуститься к воде, и уже при свете дня посмотреть на берег на предмет «таки уже поставить палатку».

До самой воды идет лестница, спускаемся, и Денис тут же лезет в воду. Долго собирается с мыслями, просчитывает траекторию, решает логарифмические уравнения, вспоминает в памяти «Войну и Мир», и наконец-то ныряет! Ухи-Ахи-Охи. Проплавал он минуты 3, и тут же выскочил на берег — холодно, однако. Вода чистейшая…

Насобирали красивых камушков в домашнюю коллекцию. Поднялись в номер, Денис снова убежал за провизией. По возвращении его, мы закинули еду в рюкзак, вышли с территории базы и пошли по дороге дальше. Снова останавливается маршрутка, снова объясняем, что хотим к воде, с палаткой. Как ни странно, парни за рулем все поняли с первого раза, провезли нас буквально 2 км, не больше — к самому берегу, на безлюдный пляж! Обманул нас Ислом, заработал на наивных туристах. Ну ничего, мы особо не расстраиваемся.

Место, на котором мы оказались, просто офигенное — небольшой пляж шириной метров 20 и длинной около 100. Со всех сторон пляж зажат обрывистыми невысокими скалами, есть небольшая «пещерка», а самое главное — есть беседка почти на самом берегу! Именно внутри нее мы и решаем впоследствии поставить палатку.

Пляж галечный, основательно загаженный, но чистых участков все-таки больше. Но на воду это никак не влияет — она просто поразительной чистоты и яркого цвета бирюзы. Пока мы располагаемся у самой воды — покушали, постирались, Дениска снова искупался. Галька на солнце стала просто нереально горячей, как сковородка — выстиранные вещи просто моментально просохли на ней! Еще чуть-чуть позагорав, перебираемся в беседку.

Весь пляж, и все вокруг абсолютно безлюдно — для местных еще не сезон, а нам, чокнутым северянам, самое оно. Прямо в беседке собираем палатку (ну хоть раз за весь отпуск её достать!), пол ровный, встала как влитая. Устраиваем тихий час — лепотааа, тишинааа…

Денис попытался «просветлиться» и помедитировать (в такой-то безмятежной тишине — не грех), только вышло у него это хреново. Плюнул, и пошел снова купаться, оставив меня дописывать дневник.

В Таджикистане действует то же правило «трёх дней», что и в Узбекистане, поэтому здесь мы можем жить хоть до 8-го мая, благо, место действительно классное, и никто нас отсюда не гонит.

Тихо проводим остаток дня, наслаждаясь молчанием и абсолютной тишиной. Ужинаем бичиками и лепешкой, и засыпаем под звуки шелеста волн. Романтика.

7 мая

Просыпаемся часов в 7 утра, неспешно завтракаем, собираем палатку и рюкзаки, причем перекладываем в мой все припасы-гостинцы в виде орехов, сладостей и прочего. От этого он становится знааачительно более тяжелым. Чувствую себя вьючным осликом.

С нашего пляжика мы выбираемся пешком и идем до конечной остановки маршрутки № 66, и тут же садимся. Водила берет по 4,5 сомони с носа, и вывозит нас прямо на трассу «на Конибодом» (обратно к границе). Маршрутка идет через городок Кайрокум, не заходя в Худжанд.

Мы выходим, как оказалось потом — в анклаве Киргизии (хотя никаких границ и стен не было), проходим буквально пару сотен метров за «кольцо» и ловим машину до самого Конибодома. Водила по дороге, абсолютно не стесняясь, закидывается насваем, через пару минут его начинает штырить, потом ему внезапно поплохело, он резко останавливается и убегает рвать в кусты. Вернувшись, бормочет что-то в духе: «Ой, не знаю что со мной, наверное, перегрелся на жаре» (даааа! на жареее!), и мы едем дальше. Он высаживает нас на конибодомском автовокзале, где мы садимся на маршрутку до таможни, заплатив уже знакомую нам таксу в 4 сомони.

Вышли, не доехав пару остановок до таможни, так как дико проголодались и увидели придорожное кафе. На 15 сомони нам выдают 2 тарелки с жареной картошкой, курочкой и чайник чая. Потратились практически в ноль, но один таджикский сомони все-таки увезем домой на память. Последний.

Идем пешком до границы — солнце в зените, жара адовая, оказалось далековато… Подъехал местный паренек, погрузил нас в машину и отвез до самого КПП. Говорит, увидел, что мы туда идем, и решил помочь.

На границу мы прибыли примерно в 11:30. Постепенно проходим этапы, на этот раз погранцы все-таки заставили нас вскрыть рюкзаки, всё перерыли (неудивительно — с таким-то количеством нариков в стране).

Особое умиление у нас вызвал момент, когда погранец нашел аккуратно расфасованный по мешочкам зеленый чай, который мы купили в Самарканде. Глаза заблестели, приосанился, напрягся, уже почувствовал, как давит на погонах очередная звезда. Спрашивает: «Что это?» Отвечаем: «Вы не поверите — зеленый чай!» Мент нам не верит, и каждый мешочек открыл, понюхал, и с эталонным покер-фейсом сложил все обратно. Ыыыыы. Прям как в песне:

«Идy по yлице с довольной pожей
Hавстpечy менты: «Попался, Сеpёжа!»
Ты что, начальник, не сеpчай
Какая тpава? Какая тpава?
Я вообще не знаю, что такое тpава!
А это, а это, а это
зелёный чай!»

(Ленинград — «Полные карманы»)

Идем дальше с ну оооочень хорошим настроением, граница все также пустынна. Для полноты картины не хватает только, чтобы у нас под носом «перекати-поле» прошуршал.

Параллельно с нами границу проходит имам (священник). Скучающие погранцы поят его чаем и разводят с ним долгую беседу, видимо, о религии.

Вышли с границы в 12:30 и сели в маршрутку до Бешарыка, отдав водиле 6000 узбекских сум (эти деньги у нас еще были). Выходим на «пятаке», конечной остановке, и идем пешком на выход из города, отсеивая таксистов.

Пройтись пришлось прилично, прежде чем смогли остановить машину. Денис отобрал у какого-то водилы кусочек недозрелого зеленого урюка — даже в таком недозрелом виде он продается повсеместно.

Пока идем по Бешарыку, нас останавливают, с нами фотографируются (чувствую себя рок-звездой!), к нам постоянно прилипают кучки детей. Один из мини-узбеков оказался самым настойчивым, по-русски не говорит вообще, но что-то постоянно спрашивает на своём. Пришлось общаться с ребенком жестами и мимикой — показывала ему «мишку», «зайчика» и «лисичку», а Денис ржал надо мной в голос, наблюдая за тем, как я прыгаю и рычу. Нет, чтобы помочь. Привязались еще 2 парня, лет 13-14, набрали нам бутылку холодной воды и даже помогли поймать машину! Парни сами объяснили водителю, что мы русские путешественники и ездим бесплатно (дети-узбеки офигенны!). Садимся в машину — это дамас, украшенный ароматными ветками дерева. Вскоре мы выходим, дамасику нужно в другую сторону.

Прилично шлёпаем, и останавливаем водилу, который вывозит нас на трассу на Коканд. По дороге он рассказывает, что через неделю у него свадьба, гостей приглашено 200 человек. Невесту, по тем обычаям, ему нашли родители. «Жених» оставляет нас на развилке на Андижан.

Пока выбирали позицию для стопа, я вижу на обочине мирно растущий куст конопли. Денис, кажется, мы приехали!

На развилке ловим машину с 2-мя пацанами, которые постоянно меняются во время поездки. Они высаживают нас в пустыне, и мы сразу же ловим дамас, который везет нас до самого Андижана. Едем долго, хорошо, водила попался понимающим русский язык, хоть пообщались.

Он высаживает нас примерно в 30 км от границы с Киргизией. Не успеваем обустроиться на трассе для стопа, как к нам выходит дедушка-узбек (он увидел нас из окон своего дома). Знакомится, узнает, что мы путешественники из России, и сам ловит нам машину до небольшого городка, примерно в 15 км от границы, естественно, объяснив водиле, кто мы и куда нам надо (нет, ну правда — я обожаю узбеков!!!).

В городке, ожидая маршрутку, опять сами того не желая, создаем вокруг себя толпу интересующихся. Здороваемся, знакомимся со всеми, рассказываем дядечкам, что полторы недели были в Узбекистане и так и не поели плова! А сейчас мы уже последние часы тут — сегодня же мы планируем перейти границу обратно в Кыргызстан. Дядечки мгновенно всей душой проникаются нашим горем, и начинают звонить по кафешкам-друзьям-знакомым, чтобы накормить нас пловом. Но плова ни у кого не оказывается! Эх, неурожай на него, видимо!

Маршрутка везет нас до таможни. Народ, едущий в маршрутке, кормит нас лепешками и огурцами.

Перед прохождением таможни, мы решили таки потратить оставшиеся узбекские деньги в приграничной чайхане. Там (как это уже неудивительно) тоже не было плова. На 6000 оставшихся у нас узбекских сом нам приносят 2 тарелки яичницы с колбасой. Покушали, на часах почти 8 вечера. В нашем кротовском путеводителе написано, что на ночь узбекско-киргизские погранцы закрывают границу по совместной договоренности, но только для местных — иностранцам пробиться можно.

Вооруженные этой информацией, подходим к воротам. Охранник кобенится: «Мы закрыты». Видимо, моя усталость дала волю праведному гневу, ушат которого я незамедлительно опрокинула на голову несчастного погранца. Паренек что-то пробубнил в рацию и открыл ворота. Сему обстоятельству очень возрадовался один узбек, ломанулся к открытым воротам как ошалелый, погранцу ничего не оставалось, как пропусить его вместе с нами. Ну вот, хоть человеку помогли — а то стоять бы ему тут до утра, в ожидании открытия.

Проходим этапы границы, народу очень мало, буквально человек 10 переходит вместе с нами — даже не верится, что утром сюда нахлынут сотни орущих баб с баулами.

На кыргызскую сторону тоже пускают не сразу, а только слегка поворчав при этом. Проходим эту сторону минут за 10 (погранцам ну оооочень неохота работать — быстрей бы избавиться от нас), и вот мы снова в Оше! Ю-хууу!!!

Тем временем стемнело так, что хоть глаза коли (помним про тумблер «выкл»). Достаем фонарики и шлёпаем пешком в сторону Оша (идти где-то 5-7 км), отсеивая хамоватых таксистов.

Останавливается машина, парень (таксист) соглашается довезти нас бесплатно до центра города (о чудеса!), и высаживает практически у самой нашей гостиницы, в которой мы жили первые дни нашего путешествия! О, счастье! Я ж просто валюсь с ног.

Пока я заселяюсь-располагаюсь, Денис бегает за местными деньгами (благо, банкомат, поедающий иностранные «визы» в этом же квартале). Номер также стоит 700 сом, как и в прошлый раз. Душ! Наконец-то! Какое блаженство! Ноги просто гудят! Пьем холодное пиво, вспоминаем день, пишем дневник и планируем оставшиеся 2 дня отпуска. Засыпаем на свежих мягких кроватках почти мгновенно. Много ли надо для счастья?

8 мая

Денис: Просыпаемся долго, с улыбкой на лице — отпуск уже удался на все 100%, а еще впереди 3 дня! Сначала веду Настю на Сулейман-Тоо, оказывается, она даже по ступенькам на гору поднимается с трудом! С многочисленными перерывами взбираемся на смотровую площадку.
(Настя: Ну жарко было, ё-моё! Давило под 30!) Фотаемся, показываю ей жёлоб, город с высоты, религиозные объекты. На улице жара, поэтому жалеем, что не взяли с собой воды. После сулейманки идем в знакомую чайхану, заказываем лагман, по которому уже успели соскучиться. Но теперь мы учёные — берем одну порцию на двоих, т. к. две нам точно не осилить.

Заходим в интернет-кафе и отвечаем на все полученные письма, шлём привет на далёкую Родину. После этого идем забирать вещи из гостиницы.

Нагруженные, по кротовскому путеводителю, садимся на 105 маршрутку и выезжаем за город, на трассу в сторону Узгена. Сегодняшний наш путь лежит именно туда.

Первый же пойманный нами водитель рассказывает о замечательном месте Кара-Шоро, говорит, что там очень красиво. А вот что конкретно там красиво — сказать уже не может. Он довозит нас до автовокзала города Узген.

Пытаемся выбраться пешком из города, по пути собирая очередную толпу зевак, впервые увидевших белых людей. В итоге останавливаем X-Terra с очень спортивным киргизом, который сначала поугарал над нами, а потом таки позавидовал нашей безбашенности. Про Кара-Шоро рассказал, что там на вершине есть источник с газированной минеральной водой. Ну уже что-то начинает проясняться: там красивая природа, источник с минеральной водой и курортная зона. Оукей, значит нам туда.

Сменив еще пару машин, на очередной стоянке, зайдя в магазин, выясняем, что в Кара-Шоро ремонтируют мост и дорога туда закрыта, но т. к. природа нам нравится в любом её проявлении и цель у нас — всего лишь поставить палатку где-то в лесу, то новость об отсутствии моста нас не отпугивает.

То, что в этом магазине прямо рядом с кассой лежит в свободной продаже насвай, нас уже не сильно удивляет. Офигенно, похоже, тут люди ходят за продуктами примерно так: «Мне молочка, хлебушка и наркоты грамм 10 пжалста!»

На очередной попутке въезжаем в долину, где выращивают самый настоящий узгенский рис! Тот самый, знаменитый — темно-бордового цвета. Заливные рисовые поля еще только засеяны, и напоминают собой квадратные лужи.

Останавливаем зеленый мерседес, в салоне кроме хозяев еще десять желтеньких цыплят — тут мы теряем Наську, её сознание полностью переносится на маленьких пищащих няшек. И вы не поверите, нас снова зовут в гости! Ура! (Эх.. палатка-палатка… лишние 3 кг веса, едрить её за ногу!)

Хозяева — Шамиль и Гульджан — занимаются скотом: выгоняют на горные пастбища десяток коров, пару десятков баранов и несколько лошадей. На участке у них 2 дома, один традиционный белый глиняный, второй на вид абсолютно новой постройки (хотя позднее выяснилось, что ему аж 20 лет!).

Нам выделяют отдельный 4-комнатный особняк, Настю объявляют «дочкой», поят обильно чаем и отпускают погулять в Ауле (или кишлаке). Пока гуляем, знакомимся с отцом Шамиля — это оказывается колоритный седобородый кыргыз 82 лет.

Гуляем вдоль «речки» — нечто очень мощное, шумное, быстрое и холодное. Вода белая от пены и брызг, которые этот мощный поток заворачивает на многочисленных скальных выступах, порогах. По долине гуляет сильный, но тёплый ветер.

Вечером нас ожидает пир! Гульджан приготовила специально для нас плов (наконеееец-то!!!) и не простой плов, а из узгенского риса, того самого, темно-красного.

Мы едим узгенский плов в Узгенской долине!! Просто пища богов! Я ни разу не видел, чтобы Наська съела полностью свою порцию и попросила 3 (три!!!) добавки. Плов сказочен! Пока мы кушаем, приезжают дети хозяев — сын и дочь. Дочь Гульзетта очень чисто и без акцента говорит по-русски. Как же мы по такой речи соскучились!

Кара-Шоро, рассказывают нам, высокогорное пастбище с горными лугами и хорошей водой, но до него из этого аула еще 40 км (ну для нас это ерунда).

Ну что ж, значит, завтра мы пойдем в загадочное, никому кроме местных аборигенов неизвестное место «Кара-Шоро».

9 мая

Настя: Просыпаемся, умываемся, завтракаем чаем с кучей вкусных варений. Просимся у хозяев остаться еще на 1 ночь, оставляем тяжелые рюкзаки дома — с собой берем только фотоаппарат и теплые вещи (Кара-Шоро находится выше в горы, поэтому там холодно). Примерно в 10 выходим на трассу. Пока вдоль дороги идет населенка, автостоп получается хороший, но с расстоянием число деревенек уменьшается, потока машин нет (пока еще не сезон для кочевки — холодно). Во всех машинах поздравляем народ с Днем Победы — киргизы тепло благодарят за это (воевали они с русскими плечом к плечу — и очень чтут это).

В итоге, добирались наверх мы с большими приключениями — успели поездить и в кузове камаза-самосвала (ААААА!!!), и в багажнике джипа-фронтерры. В общем, такого классного автостопа у меня еще не было!

А вокруг — такая неописуемая красота! Скалы, водопады, горные реки и ручьи, обрыв, сами горы абсолютно зеленые, а над ними виднеются высокие снежные шапки! Полное ощущение нереальности происходящего — природа как на картинке!

Где-то в районе 14 дня прибываем к нашей конечной цели — источнику минеральной воды, который бьет прямо из-под земли, причем газированной водой! Попили знаменитой водички, немного прогулялись, пообщались с пастухами, которые ставили первую и пока единственную юрту здесь.

Пастухи рассказали, что в этой горной реке, и в этой земле вокруг очень много золота, и очень просили, чтобы мы привели к ним золотоискателей.

Пффф! Что за вопрос! У меня этих друзей-золотоискателей как собак нерезаных! Тааак, где там моя записная книжка? Киргизы милый народ: все-таки они идеализируют нас, принимая за всесильных.

Распрощавшись с работягами, мы выходим на обратный путь. Пройдя около 1,5-2 км, ловим бортовой грузовичок, спускающийся с гор после того, как отвез коней на высокое пастбище.

Запрыгиваем в кузов, на место лошадей, и едем вниз. По дороге в кузов набивается еще человек 7-8 ребятни — все едут с мешками. Видимо, насобирали трав и везут их вниз на базар, на продажу.

Машина везет нас до самого Эркин-Тоо (наш аул). Ноги после 40 км стоя по ухабистым горным дорогам, просто не держат. Времени 17:00. Еле-еле добредаем до дома Шамиля, нас тут же отпаивают чаем.

У меня разболелась голова (видимо, от ветра который гуляет наверху в Кара-Шоро), выпиваю пару колёс и сплю до вечера. Встаю отдохнувшая и посвежевшая, к этому времени уже смеркается. За беседами и разговорами (меня, кстати, пытаются склонить к мусульманству) время подходит к ужину. Нас угощают очень вкусным супом — Шурпа из курицы (кстати, как оказалось, по Корану при разделке туши птицы или скота нельзя нарушать и ломать кости). Покушав и умывшись, ложимся спать.

10 мая

Я сплю как хорёк, без задних ног почти до 9:30. Меня будит уже давно проснувшийся Денис. Он уже собрал свой рюкзак и поднимает меня для того, чтобы я сама собиралась. Эххх, сегодня наш последний день в Азии — наш самолет в 10 вечера. Хныыы.

Завтракаем чаем с лепешкой и вареньем, фотографируемся с Шамилем и его семьей на память. Сердечно благодарим хозяев за приют, очень тепло прощаемся и выходим на трассу.

Сразу выйдя из села, ловим машину до Узгена. Дорога хорошая, едем быстро. Меньше чем через час мы уже в городе.

Нас высаживают в центре, и мы пешком шлёпаем до выхода из города. Простояли на позиции не больше двух минут, ловим бортовой грузовичок хёндай. Денис бросает рюкзак в кузов, а сами мы садимся в кабину. Водитель как раз направляется в Ош. Буквально через час — мы у цели. Мы выходим на «кольце» примерно в 4-х км от ошского базара. Решаем прогуляться до центра пешком. Пока идём, натыкаемся на небольшую столовую-кафе, которая готовит и продает только манты (это такие маленькие вареники с картошкой, готовятся на пару). Заказываем 2 небольшие тарелочки — вкуснооо! Мням!

Хозяин присаживается к нам поболтать. Оказывается, что он довольно долго работал в России, в Самаре — также делал и продавал манты, поэтому он очень хорошо говорит по-русски. Выпиваем по чашечке кофе, и идем дальше. Доходим до одного из ошских парков, бросаем на скамеечку рюкзаки и меня, а Дениса отправляем на базар — искать жизненно важные вещи: душ и клубнику (мы последний день в Азии — надо же ее наесться от души!). Ведь завтра снова наступят холода и дожди, а клубника будет только через 1,5 месяца. Уууу...

Пока я сижу и жду Дениса, ко мне пытается клеиться местный парень, однако быстро уменьшает пыл, когда узнает, что я не одна. Парень долго льет мне в уши про взаимоотношения узбеков и киргизов, про Ошские события (яндекс вам в помощь). Приходит Денис, и мы быстро-быстро сливаемся от паренька. Душ, который нашел Денис, оказался на территории гостиницы, недалеко от базара. За полчаса купания с нас взяли 70 сом.

Искупались, помыли клубнику и черешню, которую купили на базаре, и возвращаемся в парк, к речке — хомячить ягоды. Сидим на берегу около часа, с удовольствием поедая клубнику, размером с куриное яйцо.

Времени 5 вечера, выдвигаемся на поиски кафе, чтобы хорошенько поужинать перед самолетом. Находим столовую-кафе, в которой едим блюдо со смешным названием «дымдама». Это оказалась тушеная картошка с мясом, капустой и морковкой. Наевшись, мы немного плутаем по городу в поисках остановки маршрутки на аэропорт, и примерно в 18:30 прибываем туда.

Минут 20 бегаем от окна к окну, пытаясь выяснить, куда нам идти для регистрации и ожидания — тут нас вылавливает сотрудник аэропорта и ведет в справочную, где нам сообщают, что наш рейс… отменен!!! Огорошенные, перевариваем информацию, берем распечатки электронных билетов и идем в справочную. Там нас перенаправляют к представителю нашей авиакомпании.

Оказалось, кроме нас двоих также «попал» еще один дядечка, тоже русский. Представитель авиакомпании обещает посадить нас на другой рейс до Еката (фух, а то мы-то уже начали рассчитывать, сколько времени у нас займет автостоп до Кирова через весь Казахстан и Урал). Наш новый рейс назначен на ночь с субботы на воскресенье. Так как уже вечер, все авиакассы закрыты, и сотрудник аэропорта вызванивает кассира из дома, и мы ждем, пока он приедет, чтобы зарезервировать новые билеты.

Пока мы сидим, я поднимаю русский народный бунт, и нас троих бесплатно селят в гостинице для авиа-экипажей прямо при аэропорте, на время ожидания. Хехехе.

Сотрудник снимает копии с паспортов, и отпускает нас в номер, чтобы не томить долгими ожиданиями тётушки-кассира. Примерно через час он приходит с новостью: на ночной рейс билетов уже нет, есть билеты только на рейс в воскресенье вечером, в 19:45!!! Ну что поделать, хотя бы так… В этом есть плюс: мы будем еще 2 дня на халяву жить в Оше.

Получается, в Екате мы будем только в 22-23 ночи, в воскресенье, и весь понедельник будем добираться стопом в Киров (это 800 км)… Эх, не везет нам с киргизскими самолетами — и в ту, и в другую сторону с накладками…

11 мая

Спим в отвоеванной гостинице до предела, и где-то в 10-11 созреваем на то, чтобы выйти в город. В Оше мы шатаемся в поисках завтрака. В итоге, кушаем в национальном кафе-юрте, прямо в центре города, рядом с музеем. Нам подают мега-странный суп с пельменями (!!!) под названием «чучвара» (?). Съели аж 2 лепешки (кстати, киргизские лепешки самые вкусные в Азии — факт), и выпиваем чайничек чая. Наелись одной тарелкой оба!

После кафе идем в уже знакомый нам интренет-клуб, пишем письма родителям, что задерживаемся с прибытием, и идем шататься по городу — едим мороженое из автомата, пьем пиво. В безделии еле-еле дожидаемся 4-х вечера, и едем обратно в гостиницу. До вечера бездельничаем и валяемся, а около 7 часов идем в ближайшую столовку, где съедаем огромнейшую порцию узгенского плова.

Небольшой променад у аэропорта, наблюдаем закат, взлетающие-садящиеся самолеты, и идем спать в номер.

12 мая

Просыпаемся, валяемся, бездельничаем, завтракаем в кафе чаем и лепешкой.

Начинаем потихоньку собираться к вечернему вылету. Денис сходил к самолетному кладбищу, поснимал заброшенные самолеты — полу-разрушенные, но очень красивые.

В 16 выходим из номера, идем обедать лагманом в столовку, и наверное в первый раз НЕ наедаемся одной порцией (ндаааа, разъелись однако) — а что делать, киргизских денег больше нет.

Поев, идем в аэропорт, первыми проходим регистрацию, первыми сдаем багаж, первыми забегаем в самолет, и занимаем самые кошерные места (снова рядом с эвакуационным выходом — ноги можно вытянуть и коленки не упираются). Кстати, посадочные нам выдали со «свободной посадкой» — куда хочешь, туда и садись. Вылетаем вовремя, в 19:45, в Оше дождь… Киргизия, кажется, всеми силами пытается нас удержать и плачет о том, что мы все-таки улетаем…

В Екате мы оказываемся около 11 вечера (часовой пояс, как я уже писала, один — часы переводить не надо). Одеваемся в кофты, куртки (уууууу), и выходим. Первое ощущение — ХОЛОД! Бррр, мы даже успели отвыкнуть от этого…

Садимся на маршрутку, идущую до вокзала, и выходим на екатской объездной, и долго упорно шлёпаем, пытаясь стопить в темноте со светоотражайками и фонариками.

Останавливается таджик (етить!!! Мы в России или все еще в Азии?!) — он отвозит нас пару километров по объездной, рассказываем ему, как погода на родине, говорим «рахмат» (спасибо) после высадки, и с улыбкой до ушей расходимся.

Шлёпаем, шлёпаем, шлёпаем… Ночной автостоп категорически не идет… Доходим до подходящего лесочка, раскидываем в полной темноте палатку, забираемся, и всю ночь не можем заснуть из-за дикого холода, хоть и спим на туристических пенках, в одежде, в одном спальнике, прижавшись друг к другу... Кажется, ночью вдарило до нуля… Промучившись часа 3-4, встаем, собираемся, и к 6 утра выходим на трассу.

13 мая

6 утра, выходим уставшие и замерзшие на трассу. Сразу же ловим паренька на ВАЗовской пятёрке, он летит под 140 (кажется, жизнь пролетает перед глазами, а в ушах звучит ангельский хор). В машине громко орет музыка, он постоянно подрезает другие машины и жалуется, что мало спал. Я, кажется, начинаю седеть. Он высаживает нас на развилке Пермь—Первоуральск, и дает по газам — меня отпустило, только когда он скрылся из вида.

После него ловим паренька до Пермского края, затем болтливого камазиста, и «ровного» дядьку на БМВ Х3, который всю дорогу слушал лекции ведического характера. Когда он нас высаживал, напоролся на железяку, торчащую из земли, и пробил шину — обидно.

Где-то в пермском крае ловим ВАЗду, в кабине 2 парня, едут из Кунгура на работу на севера, через КИРОВ!!! Снова прёт.

Забираемся к ним, ребята всю дорогу поят нас лимонадом из стеклянных бутылок, рассказывают что едут строить газопровод, травят байки. Едем с ними часа 3-4, и вылазим недалеко от кировской объездной Слободского направления, на остановке 102 автобуса. Дальше уже знакомыми автобусами добираемся до нашего Простоквашино, и в 6 вечера мы уже дома — дико уставшие, но ооочень довольные! Эххх… Это было незабываемое путешествие! Азия, ты неповторима!!!

Итог потраченных денег:

На двоих, с 26 апреля по 13 мая (неполных 18 дней), мы в общей сложности потратили порядка 32-35 тыс. руб. Из них около 20 тыс. руб. — это авиа-билеты (примерно 5000 руб. с носа в одну сторону — бронировали в Кирове через интернет, оплата банковской картой). Кстати, паровоз стоит примерно столько же, однако он едет трое суток (самолет же покрывает это расстояние за 2,5 часа, поэтому, господа, «летайте самолетами Аэрофлота» — реально выгоднее). Остальных денег за глаза хватило, чтобы есть, пить и ночевать в отелях.

Следует учитывать, что в Средней Азии народ оооочень гостеприимен: абсолютно незнакомые люди будут звать вас в гости на ночлег, или просто разделить трапезу — это поможет вам не только сэкономить, но и завести много интересных знакомств.

А так, главное правило: побольше позитива, и он вернется к вам усиленным многократно!


Источник: http://travel.drom.ru/26261/



Закрыть ... [X]


Cached Как ломается нарощенный ноготь

Супер свадьба в самарканде на Аренда автомобилей Mercedes (Мерседес) на свадьбу и другие
Супер свадьба в самарканде на Бруксизм у взрослых: причины скрипа зубами во сне
Супер свадьба в самарканде на Ведущие, Тамада: Улан-Удэ
Супер свадьба в самарканде на Вросший ноготь: симптомы, причины, лечение Консервативная терапия
Супер свадьба в самарканде на Грибковые заболевания кожи у собак - сайт о собаках
Супер свадьба в самарканде на Детская одежда рядом с метро Строгино в Москве
Супер свадьба в самарканде на Ежемесячное пособие на ребенка от полутора до
Супер свадьба в самарканде на Заячья губа - причины возникновения, симптомы и лечение
Зубной мост основные виды, преимущества и недостатки Интернет-магазин корейской косметики Как использовать жидкий пластик для окон описания и советы Красивый вечерний макияж для карих глаз, фото, видео Марганцовка от грибка: популярные рецепты и правила лечения Наращивание ногтей гелем видео уроки для начинающих френч Обзор масок из манки для лица: полезные свойства, рецепты